2

Певцы советской эстрады. София Ротару

Листая пожелтевшие страницы…Я от души завидую тем, кто ещё не побывал на концерте Софии Ротару. У них впереди радостное знакомство с ярким самобытным талантом одной из лучших певиц советской эстрады.

«Червона рута» — алый цветок Карпатских гор. По старому поверью, он расцветает в ночь на Ивана Купала; девушка же, которая отыщет его, сможет приворожить любого парня.

«Червона рута» — задорная песенка сложенная Владимиром Ивасюком, студентом Черновицкого мединститута, композитором и поэтом, чья жизнь так трагически оборвалась в самом расцвете.

«Червона рута» — название содружества молодых музыкантов и певцов, начало которому положили София Ротару и Анатолий Евдокименко в 1972 году.

«Ти признайся менi,
Звiдки в тебе тi чари
Я без тебе всi днi
У полонi печалi…»

По-праздничному лихо начинает представление ансамбль. Весёлые хлопцы на залитой светом площадке — музыканты, владеющие любыми инструментами; танцоры, готовые кинуться в пляс; шутники, не упускающие случая посмеяться. Но не стародавние парубки гоголевских времён, а наши современные чудаки-студенты на сегодняшнем весеннем празднике. Русские, украинские, молдавские мелодии сплетаются в многоцветный венок. Девушка — Георгина Ляхова — под стать парням поёт, пляшет, может и просвистеть мотив. Все они на эстраде не «создают атмосферу», не «способствуют успеху», а творят самозабвенно и виртуозно. Крепкий ансамбль профессионалов.

Поневоле начинаешь тревожиться за Ротару. Пожалуй, для неё была бы выгоднее более ровная, более спокойная увертюра. Выдержит ли солистка состязание с таким «антуражем»?

Она явится в разгар веселья, явится стремительно, без предуведомления, без звуковых и световых эффектов. Публика встретит её аплодисментами, но скромная (или гордая?) девушка не заметит рукоплесканий, не ответит на них («пока ещё не заслужила»). Больше того, она прервёт аплодисменты, «наступит» на них голосом — ведь она приняла вызов и песней должна завоевать право на первую роль в этом карнавале. Скажем заранее, что побеждённых в состязании не будет — тесно на сцене только бездарностям, талантам же всегда хватит места.

Ротару выходит на эстраду с украинской и молдавской песнями «Твоi вуста» (музыка и стихи Н. Мозгового) и «Флоаре» (И. и П. Теодоровичей, стихи Е. Чунту) или «Счастливый вечер» П. Теодоровича на стихи С. Гимпу. Песни созданы современными композиторами, но их смело можно отнести к народным. Эти песни слышишь впервые, а кажется, что знаешь их давным-давно. В них вековая традиция и дыхание современности. А исполнение? Этот пляшущий голос, этот поющий танец — не достались ли они нам в наследство от той первозданной культуры, когда мелодия, слово, движение были слиты воедино?

Две песни — два ведёрка воды из чистой кузницы, две солнечные грозди винограда, два крыла, выносящие девочку из буковинского села на освещённую прожектором эстраду ХХ века.

- Народная песня — моё детство, молодость, — говорит София.

… Песня ждала на пороге родного дома. В Маршинцах полсела поёт, а другая половина аккомпанирует. Осенней порой в селе празднуют десятки свадеб. Музыки, танцев, песен на них не меньше, чем на международных фестивалях. Отец хорошо играет на скрипке, задушевно поёт. Но он бригадир, с утра до ночи на виноградниках. Мать часто болеет, ей не до песен — в доме шестеро детей. За хозяйку старшая Зинаида. Она распределяет, кому мыть полы, кому кормить птицу; она проверяет дневники, следит, чтобы младшие приготовили школьные задания… (Обязательно подробней напишите про Зину, — просит София.)

Зинаида могла, услыхав по радио песню, тут же продиктовать все её слова, чтоб девочки записали их в особую тетрадку. У неё абсолютный слух, исключительная музыкальная память. Строгий педагог и добрейшая душа, она могла стать лучшей певицей на свете, сестра Зина, с четырёх лет потерявшая зрение…

Соня Ротару не была Золушкой из сказки, девочкой, чьи достоинства чахнут в неизвестности, в глухом захолустье. Отец верил, что дочка станет певицей, первый учитель Алексей Дряб выделил её голосок из школьного хора. В Черновицком музучилище обучили нотной премудрости. На смотре самодеятельности в Киеве её пение сопровождал настоящий оркестр, а всем известный артист Дмитрий Гнатюк напутствовал девушку добрым словом. Семнадцатилетняя Ротару выступала в Кремлёвском Дворце съездов. А после выпускного концерта в училище первый серьёзный рецензент доцент А. Пулинец заверял, что уже можно говорить о ней, как об эстрадной актрисе, которая будет иметь большой успех у широкой аудитории.

1968 год стал счастливым годом её жизни. Весной закончила училище, летом пела на Всемирном фестивале молодёжи и студентов, осенью вышла замуж.

Десять дней столица солнечной Болгарии была столицей юности мира. Пели и танцевали здесь все — лучшие сошлись в состязании. На конкурсе народной песни выступали пятьдесят юношей и девушек с пяти континентов. Впервые в жизни Ротару почувствовала, какой могучей силой объединять людские сердца обладает песня.

Молдавского пастушка из песенки «Чобенаш» узнавали пастухи Аргентины и Австралии.

Она пела «Степью, степью» украинского композитора А. Пашкевича на стихи М. Негоды, плач по солдатам, не вернувшимся с войны, и вьетнамские ребята в защитной форме Народной Армении без перевода понимали смысл песни — в их глазах блистали слёзы.

В национальном концерте советской делегации Соня выступала вместе с артистами, чьи имена до тех пор знала лишь по радиопередачам: Юрий Гуляев, Тамара Синявская, Эдуард Хиль, Эдита Пьеха… Исполненная Ротару песня «Валентина» композитора Д. Георгицэ на стихи Е. Кримермана вызывала бурю восторга у зрителей — ведь в зале присутствовала та, кому была посвящена эта песня, — первая в мире женщина-космонавт Валентина Терешкова.

Девятого августа, в день рождения юной певицы, ей вручили золотую медаль фестиваля и букеты свежих болгарских роз. «Софии — от Софии». «Золотая медаль, — писали в тот день болгарские газеты, — скромная награда для этой артистки». А вечером прилетела первая телеграмма из родных Черновцов: » Сердечно поздравляем мировым признанием твоего таланта. Обком комсомола».

Это не забывается…

… Песнями, которые открывают её программу сегодня, она приглашает зрителей в свою юность. У Софии приподнятое настроение и по-праздничному яркий костюм. Лишённая кокетства и самолюбования, она не стремится удивить зрителя новым туалетом. Ротару не одевается, она одевает  песню. Актриса убеждена, что в идеале каждая песня должна иметь свой неповторимый наряд. Это убеждение разделяют друзья — Василь Зинкевич, певец и художник, изобретающий вместе с ней модели платьев, выжницкая народная мастерица Ольга Курик, выполняющая их в ткани. А вот уже и сама София, терпеливая вышивальщица, наносит на платья цветные узоры. Это не наивная игра. Песня должна являться людям во всей красе.

В начале концерта Ротару предстаёт своенравной красавицей, знающей себе цену. Её героиня не станет сидеть в сторонке, ожидая суженого, не помчится сломя голову «за тем, кто первый скажет: разрешите пригласить». Она дерзко выйдет в круг и сама осчастливит парня своим выбором. И останется независимой, лукавой, насмешливой, целомудренной, внешне беззаботной, а в душе преисполненной ожидания большой любви.

Но отзвучат первые песни, их сменят другие («Весна» М. Долгана на стихи С. Петраки, «Только раз цветёт любовь» В. Ивасюка на стихи Б. Стельмаха), и в голос певицы вкрадётся щемящая печаль по отшумевшей юности, проникает светлая грусть по первой любви. Это своего рода ретро — артистка, заново пережившая ушедшее, не скрывает и сегодняшнего к нему отношения. Начав с ошеломляющего водопада радости, она постепенно заставляет прислушаться к течению мелодии и стиха.

«Ранок сонцем кожний день цвiте для нас,
i лиш любов цвiте один-единий раз…»

Теперь чувствуешь, что Ротару мастерски владеет голосом. До сих пор казалось, что голос владеет ею.

… Первые успехи взволновали сердце, но не вскружили голову. София поступила на заочное отделение Кишинёвского института искусств. Она училась сама и обучала других, преподавая сольфеджио и теорию музыки в Черновицком культпросветучилище. На эстраду идти не решалась, хотя недостатка в приглашениях не было.

Но песня искала её.

Те годы на Буковине были на редкость урожайными в музыкальном отношении. Интерес к народному искусству способствовал возникновению молодых этнографических и фольклорно-эстрадных коллективов. Мелодии, рождённые в Карпатах, горными ручьями вливались в русло украинской песни.

Жизнь Софии складывалась, как по сюжету лирической песни. Толя Евдокименко, служа в армии на Урале, вырезал из журнала фотографию девушки в праздничном наряде, показывал снимок товарищам: «Вот какие красавицы у нас на Украине!» Демобилизовавшись, он разыскал Софию, подружился с ней. Он учился на физмате Черновицкого университета, собрал там ансамбль музыкантов-энтузиастов. Голос Ротару стал яркой, необходимой краской в концертах ансамбля. Вот и выходит, что песня соединила судьбы Анатолия и Софии.

«Червону руту не збирай вечорами.
Ти ж у мене кохана, тiльки ти, повiр,
Бо твоя врода, то э чистая вода,
То э чистая вода синiх гiр…»

Фильм «Червона рута» Украинское телевидение посвятило новым песням и молодым талантам Советской Буковины. В первый вечер 1972 года вся страна услыхала свежие и звонкие голоса Софии Ротару, Василя Зинкевича, Назария Яремчука. Для Сони было важным впервые увидеть себя в зеркале телеэкрана, услышать своё пение «со стороны». Она поверила, что стоит посвятить свою жизнь эстрадному искусству. В худенькую девочку с пронзительно душевным голосом и большими тёмными глазами поверили сотни тысяч зрителей.

На встречу с ними, с этими зрителями, и отправился вокально-инструментальный ансамбль Черновицкой филармонии под приносящим удачу названием «Червона рута».

Первым стартом, боевым крещением нового коллектива стало выступление в Звёздном городке. Космонавты, по убеждению всех эстрадных артистов нашей страны, — самые высококвалифицированные, самые требовательные и чуткие зрители. К концертам перед ними относятся трепетно, как к самым ответственным просмотрам. «Червона рута» успешно сдала первый экзамен.

- Ваши песни, — сказал лётчик-космонавт Г. Шонин, — мы понесём в сердцах в космические просторы.

Но земные гастроли молодых артистов состояли не из одних успехов. В рецензиях хвалили Ротару («владеет сильным, глубоким, редкой красоты тембра голосом и поёт на удивление легко»), упрекали ансамбль («однообразная динамическая палитра — музыканты взяли на вооружение лишь краску фортиссимо»).

А. Евдокименко пришлось немало потрудиться, чтобы вывести «Червону руту» на уровень, который определяли тогда такие ВИА, как «Песняры», «Орэра». София же увлечённо применяла свои хормейстерские навыки, добивалась слаженности голосов. Буковинские мелодии оснащались гармонией и ритмами современной эстрадной музыки.

Гастрольные поездки по стране и зарубежные маршруты раздвигали зрительскую аудиторию, разнообразили репертуар ансамбля. Ширился и обогащался внутренний мир Ротару; она взрослела, становилась требовательней к себе, к товарищам, к репертуару. Теперь её всё меньше радовали приятные мелодии, озвученные красивыми словами, порой обязанные успеху лишь национальному колориту и проникновенному исполнению. Она тянулась к значительной, содержательной, идейной эстраде.

«Сизокрылый птах» — талантливо преображённая В. Ивасюком и Р. Кудликом итальянская песня — пришлась по душе певице. Полёт мелодии, поэтичность текста встрепенули в ней скрытые до той поры способности понимать и чувствовать мир неоднозначно.

«О, сизокрылий птах!
Згубився шлях твiй у житах.
Доремна вiтер перейма -
Тебе вже нема…»

Могло показаться странным появление в её программе песни М. Блантера на стихи М. Исаковского «Враги сожгли родную хату». Ведь эта вещь тогда не мыслилась вне исполнения Марка Бернеса. Но Ротару не собиралась ни подражать уважаемому певцу, ни конкурировать с ним. Для неё было важным проверить себя именно на такого рода драматическом материале. Копии не получилось: Бернес рассказывал песню, Ротару пела рассказ. В этом не было открытия для мировой или советской эстрады — было открытие для себя и открытие себя.

Теперь, примеряя к себе каждую новую песню, она старалась предугадать и то, как отзовутся на неё слушатели. Скажем, «Песню о Кишинёве» предложила композитору Е. Доге и поэтам Т. Водэ и В. Лазареву переименовать в «Мой город». Софии хотелось, чтобы песня, посвящённая определённому городу, стала признанием в любви своему городу и хвалой родным городам многих разных людей. Так и вышло:

«Мой белый город, свет мой негасимый,
Здесь я в твоей, а ты в моей судьбе…»

Эту песню она вынесла в 1973 году на маленький пятачок огромной сцены девятого Международного фестиваля эстрадной песни «Золотой Орфей», где была удостоена первой премии.

… Если раньше мы любовались голосом и внешностью Ротару, то сегодня отдаём должное её раскрывшемуся таланту драматической актрисы. Сюжетная песня, песня-этюд, песня-сценка заняли в её творчестве важное место. Она поёт «Лебединую верность» Е. Мартынова на стихи А. Дементьева, глубоко переживая трагическую гибель лебедя. Она — очевидец убийства птицы, она — сама эта птица, она — взволнованный рассказчик, делящийся неизлечимой болью со слушателями.

«Баллада о матери» тех же авторов — драматическая история о незаживающих ранах давно отгремевшей войны. Крик женщины, увидевшей на миг оживлённого киноэкраном своего навеки потерянного сына. Органичное сочетание проникновенной мелодекламации и широкого вокала. В тот вечер, когда я слушал эту песню, несколько рядов в зале занимали ветераны войны, съехавшиеся на традиционный сбор в город, который они освобождали.

Но песня глубоко волнует и тех, кто знает войну только по кинофильмам, и тех, кто ещё ничего не знает о её ужасах. Однажды сын Ротару удивлённо спросил:

- Мама, почему ты кричишь: «Алексей, Алёшенька, сынок»? Меня ведь Русланом зовут…

Ребёнок не сумел отделить образ своей матери-певицы от её песенно-сценического образа. То же происходит и со взрослыми, «опытными» слушателями.

- Главное, чтобы человек и песня были нераздельны, — не устаёт повторять Ротару и добивается этого.

Замечательное, на мой взгляд, свойство драматизировать, по-театральному играть песню раскрывает новые выразительные возможности певицы и новые качества самих песен.

А если ни содержание, ни мелодический рисунок произведения не несут в себе задатков такой инсценизации?

«Осенняя песня» Ю. Саульского на умные и душевные стихи Л. Завальнюка — образец лирического откровения. В то же время песня довольно статична в смысле сценическом. Обычно её поют тихо и задумчиво, небезосновательно считая, что «вполголоса слышнее». Но у Ротару «высокая тоска, не выразимая словами», звенит громко и пронзительно.

Так она расковывает, высвобождает, возвышает силу песни с помощью голоса и чувства. Драматического этюда нет, но есть фрагмент, «зонг», остроугольный осколок какого-то незнакомого ещё спектакля, отрывок, имеющий свою пред- и послеисторию. А вернее — кусочек её собственной жизни, частица страстной исповеди, которую артистка ежевечерне выносит на люди.

«Кто не терял друзей и близких,
Пусть посмеётся надо мной!»

Исповедальный характер её выступлений объясняет многое. Ротару — цельная натура, и недостатки в её исполнительской манере чаще всего продолжение её достоинств. Так, открытость, распахнутость чувств иной раз переходят в сентиментальность; Трагизм — в безграничную экзальтацию; Пафос — в декларативность.

Но понимаешь это потом, на концерте же трудно не поддаться удивительной силе её артистического обаяния, стихии вдохновенного творчества. Надлежит принимать её такой, какова она есть. Или не принимать целиком. На замечание о том, что не всем зрителям она нравится, София отвечает:

- Я и не должна нравиться всем.

«Где ты, любовь?» Р. Паулса на стихи И. Резника, «Красная стрела» А. Мажукова на стихи Н. Зиновьева — песни из неудачного кинофильма. Фильм погас на экранах, песни продолжают жить в репертуаре певицы. Кино ещё не принесло Ротару большой удачи, но его уроки не прошли для неё зря. Мне показалось, что сегодня режиссёр своего концерта София Ротару и песни ставит, исходя из киноопыта. «Красная стрела» начинается с общего плана: певица среди музыкантов — женщина среди провожающих на перроне.

«Красная стрела»
Ночью отойдёт.
Я тебя люблю, а ты?
«Красна я стрела»
От меня сейчас
Вихрем оторвёт мечты…»

А вот средний план — ансамбль уже фон, артистка приближается к рампе, словно по этой колее проплывает поезд, увозящий любовь.

«Между нами ночь
Пропастью растёт.
Я тебя люблю, а ты?
И вот уже вдали разлука…»

Крупный план: кисть руки, судорожно сжимающая микрофон, сквозь занавес волос лицо с заплаканными глазами. Портрет, обладающий тайной талантливых живописных изображений, — глаза на них обращены ко всем зрителям и к каждому в отдельности.

«Где взять мне силы разлюбить тебя,
Не видеть горьких снов;
Где взять мне силы развенчать тебя,
Не верить в нежность слов…»

Замедленная съёмка: она уходит со сцены-вокзала опустошённая, потерянная, одинокая.

Наплыв: певица кланяется. Балетное па — глубокий нырок, согнутое колено, руки за спиной уставшими крыльями, волосы едва не касаются рампы; беззвучный аккорд, неведомый нотный знак…

Успех никогда не даётся даром. Если начало пути артиста, его восхождение оказались счастливыми, значит, знай, тем большие испытания ждут его впереди. Налёт трагизма на некоторых песнях Ротару отнюдь не напускной. На гребне успеха ей пришлось серьёзно думать о том, сможет ли она жить без песни, без эстрады, без зрителей. Каким же неуместным в те трудные дни показалось ей появление в больнице энергичных кинематографистов со сценарием очередного музыкального фильма в руках. Конечно, ни о каких съёмках разговора быть не могло. Состояние актрисы потрясло гостей. Но через полгода они снова появились в Ялте с новым сценарием, содержание которого было рождено встречей с Ротару. На этот раз она согласилась сниматься. Потому что беда для артиста не только боль, но и материал для новых творений, потому что названием фильма стало слово, которое она так часто повторяет, — «Душа». Фильм уже прошёл по экранам. И хотя далеко не всё в нём удалось, многие его кадры, подсказанные жизнью, взволновали души зрителей.

…И вслед за печальной песней отчаянно мажорная. Это эстрада. В сборном концерте контрасты создаются сменой разножанровых номеров, участием разных исполнителей. В сольном выступлении актёр сам должен переключить зрительское настроение, а это дело непростое. С весёлой молдавской песней «Иванушка» София Ротару спускается с подмостков и направляется в зал. Весёлое оживление, живой контакт.

…Кино, радио, телевидение, по-деловому именуемые СМК — средства массовой коммуникации, играют сегодня неоценимую роль в распространении культуры: они способны мгновенно доставить на дом лучшие образцы искусства. Но не превращают ли нас порой те же СМК в потребителей художественной продукции, не способствуют ли развитию духовной лени? И не возвращает ли нас живая встреча с творчеством — концерт, спектакль, выставка — в счастливое состояние первозрителей и первослушателей, соучастников и сотворцов? Согласитесь, что радиослушатель и телезритель никогда не станет вести себя, как на концерте: хохотать от души, хлопать в ритм музыке, подбадривать, одобрять исполнителя.

Чтобы получить лишние доказательства сказанному, я пытаюсь проследить за зрителями Ротару, смотрю по сторонам, оборачиваюсь к сидящим сзади и встречаю удивлённые или недовольные взгляды — люди не хотят, чтобы я подсмотрел слёзы в их глазах.

Певица в зале среди зрителей, на сцене её товарищи по песне, ансамбль «Червона рута». Стоит видеть, как азартно подпевают солистке музыканты, хотя в этот момент все взоры устремлены на Софию.

Ротару сравнивает ансамбль с партнёром в фигурном катании. Евдокименко считает солистку ярким, завершающим штрихом в создаваемой совместно картине.

Картина многокрасочна, и к палитре ансамбля предъявляются всё большие требования. София Ротару в постоянном поиске. Она ищет новые песни. Пишут много, но надо найти единственную, свою. Казалось бы, опыт должен вселить в неё уверенность в себе. Получается наоборот. Она, как никогда, боится ошибиться («Я не имею права провалиться!»). Зато «выйдя на песню», вынося её на публику, она подолгу не может с ней расстаться, от концерта к концерту совершенствуя и оттачивая исполнение. Она любит работать до седьмого пота, веря в справедливость извечной крестьянской истины: «белый хлеб рдится на чёрной земле».

Наверное, и за эту преданность песне ценят её композиторы.

Е. Мартынов убеждён, что Ротару — лучшая исполнительница его произведений. Е. Дога восхищается её музыкальностью:

- Возьмёт ноту — мурашки по телу. Сразу ощущается весь объём её голоса.

Кратко и точно определял сущность Ротару-вокалистки Арно Бабаджанян:

- Голос для неё — средство самовыражения, а не самолюбования. Это и есть искусство.

Сегодня София Ротару увлечена новаторским творчеством Д. Тухманова и А. Макаревича. Совместная работа с ними и ансамблем «Машина времени» убедила её, что она отлично чувствует себя и в составе рок-группы («С ними удивительно сложно, но интересно работать»).

Человеческим песням присуще волшебное слияние мелодии и стиха. Ротару — натура поэтическая. Ещё в годы учёбы в институте её приглашали играть Бэлу в экранизации «Героя нашего времени». Совсем недавно предложили роль княжны в новом фильме по Лермонтову. Это не случайно. Лермонтовские романтические героини близки песенно-поэтическому облику певицы.

Поэзия — стихия Ротару. Она бережно несёт на эстраду строки М. Исаковского и А. Вознесенского, Р. Рождественского и А. Дементьева, украинских и молдавских поэтов. Любимые стихи С. Есенина и М. Эминеску звучат в её сердце, ожидая мелодий.

Бэлу и княжну Веру играют другие актрисы, но есть роль, которую София мечтает прожить на экране. Маруся Чурай. Девушка из легенды, лучшая певица своего времени, прожившая недолгую, но яркую, как вспышка пламени в ночи, жизнь. Жизнь, без остатка отражённую в сложенных ею песнях. В одной из них — «Ой, не ходи, Грицю» — отблеск страшной страницы её судьбы. Чурай отравила неверного возлюбленного, была обречена на казнь, но помилована гетманом Хмельницким, потрясённым силой её любви. Впервые спетые триста с лишним (!) лет назад песни Марии по сей день популярны на Украине. «В кiнцi греблi шумлять верби», «Засвiт встали козаченьки», «Вiють вiтри, вiють буйнi», «Зелененький барвиiночку» и многие, многие другие. Песни, ставшие народными, ставшие подлинной «поэтической биографией народа».
… «Есть вечная любовь» (музыка Е. Ширяева, стихи В. Фёдорова) — наивысший взлёт выступления, кульминация исповеди Ротару. Эта ария, песней её не назовёшь, возможна только в этом месте концерта, когда зрители доверились певице и она доверилась им, когда время измеряется не секундами, а ударами сердца, когда температура исполнения и восприятия допускает такую высоту. Ротару на пределе, она уже не боится быть неловкой и некрасивой, она импровизирует страстно и самоотрешённо. К. С. Станиславский считал подлинными актёрами тех, «которые умеют говорить не только словами, голосом, а глазами, порывами души, лучами чувства, волевыми приказами». Такое пение когда-то называли «соловьиным», считая, что соловью его дар дан свыше. Но говорят, что в перерывах между трелями соловей ранит свою грудь шипами и колючими ветками. Наверное, это действительно так…

Песни Ротару биографичны. А для того чтобы они стали биографией народа, ей не надо переиначивать себя. Она — частица народа, ей доверено выражать его чувства и мысли в песне. Народная артистка республики не только по званию, но и по призванию, она неизменная участница всех народных празднеств, её лёгкая фигурка естественно вписывается в фестивальные, стадионные, телевизионные представления.

Трудно провести чёткую грань между лирической и гражданственной песней. «Катюша», «Подмосковные вечера» возникли как камерно-интимные произведения и, подхваченные тысячами голосов, зазвучали широко и значительно. С другой стороны, исполненные гражданского пафоса песни немыслимы без взволнованно-личного воплощения. Ротару не станет петь, пока вещь не заденет её лично. Она влюблена в книги Шукшина — и исполняемое ею «Посвящение» (музыка Е. Птичкина, стихи А. Поперечного) становится гимном во славу России, родившей такого писателя. Её до глубины души волнует счастье детей, и она во весь голос призывает: «Дадим шар земной детям!» (музыка Д. Тухманова, стихи Назыма Хикмета, русский текст М. Павловой). Выступая с детскими хоровыми коллективами, актриса искренна и убедительна — дети не прощают фальши и ходульности.

«Родина моя» (музыка Д. Тухманова, стихи Р. Рождественского) в её исполнении пульсирует темпераментом и жизнелюбием. Словно по ступенькам взлетает Ротару в мир светлых, высокопатриотических чувств.

«Я, ты, он, он
(Через знакомое и близкое каждому)
Вместе — дружная семья.
(К важному и общему)
Вместе — целая страна.
(К самому главному и дорогому)
В слове «мы» — сто тысяч «я».
(не теряя личного, неповторимого.)

Только так — от своего ко всеобщему — выходит она на простор припева, охватывая слушателей волнением, увлекая тысячи зрителей беспредельным полётом голоса.

Своё выступление С. Ротару завершает песней Н. Мозгового «Мой край», связывая воедино начало своего пути и сегодняшний концерт, сплетая задор старых коломиек со светлой радостью новой жизни.

Ротару ничего не делает вполсилы. Она вся в песне. Такого же самоотверженного служения песне она требует и от друзей по «Червоной руте» и от сестёр Лидии и Аурики и брата Евгения, делающих самостоятельные шаги на профессиональной эстраде. К такой же преданности песне призывает и нас, зрителей. Не доверяйтесь же пластинкам и магнитным лентам, не спешите с оценками телевизионных появлений певицы — пойдите на концерт народной артистки Молдавской ССР Софии Ротару. Убеждён, выходя из зала, вы скажете то же, что говорят многие: «Такой мы её не знали».

Р.Виккерс.

Певцы советской эстрады, книга, Москва: «Искусство» 1985

0

Рубрики портала
Архив новостей
В вашу коллекцию

Новый сборник песен
"Я не оглянусь" (CD)

Художественный фильм
"Душа" (DVD)

CPU