2

«Прощай ХХ век…»

1. Прощай, ХХ век…
2. Глаза, такой нездешней красоты!…
3. Так нельзя. Провожать, провожать…
4. Вы берёте высоту через силу …
5. Мне говорят, что Вы — простая…
6. Эта осень опять не щадила. . .
7. Снеговые тучи солнце спрятали . . .
8. Ничего не случилось. . .
9. В машине звучала кассета…
10. Чужая …
11. Льдом и золотом розы мерцают в руках.
12. Прошу, утихомирьте этот зал. . .
13. Никуда не уйти от этого …
14. Сцена обетованная . . .
15. Говорят, я несу грехи . . .
16. Ночной аэропорт . ..
17. Сказали : «Любовь — неземная «…
18. Пришла печаль, дождливая подружка. …
19. Хоть бы кто-нибудь позвонил. . .
20. Агония . . .
21. Я не знаю, сколько нам осталось . . .

«»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»"»

* * *

Прощай, ХХ век. Старик седой и грозный,

Создатель и палач, спаситель и стратег.

Ты подарил мне жизнь. И дал на выбор звёзды.

Я выбрала одну. Прощай, ХХ век.

Ты был хорош собой — лукавый, беспощадный,

Насмешник и творец, убийца и факир.

Ты отнимал и крал. И рассыпал награды.

Ты хохотал до слёз — когда дарил мне мир.

Прощай, ХХ век. Моя Звезда прекрасна!

Ты сам Её нашёл и для меня хранил.

Прощай, ХХ век, великий и ужасный -

За эту сотню лет ты выбился из сил.

Ты Ей смотрел в лицо — вы были с Ней на равных:

Две силы. Две любви. Две тайны звёздных рек.

Ты с Ней играл подчас нечестно и тщеславно.

Она ушла вперёд — прощай, ХХ век.

Ты наблюдал за Ней и расчищал дороги.

Сходил по Ней с ума — я знаю, что сходил!

Ты дал Ей славу, блеск… И задохнулись боги,

Когда ты для Неё часы остановил.

Прощай, ХХ век, святой и сатанинский!

Ты выстроил Олимп и оплатил Ей чек.

Ты убивал друзей. И хоронила близких

На кладбищах твоих, твоих, ХХ век.

Ты был жестоким, да. Ты был бесчеловечным.

Ты гений и мудрец, судья и сатана.

Но я забуду всё: ты подарил Ей вечность.

И это твоему прощению цена.

Прощай, ХХ век, богемный и скандальный!

А в ХХI-м всё такой же белый снег…

Глаза моей Звезды по-прежнему печальны -

В них отразился ты… Прощай, ХХ век…

* * *

Глаза, такой нездешней красоты!

И дал же Бог… И не прошла я мимо.

Так петь! Что распускаются цветы

По всей планете из стекла и дыма.

Так петь! Что замирают города,

И боги аплодируют Вам стоя.

Мистически красивая Звезда,

Совсем случайно ставшая земною.

И согласиться на такую роль!

Жестокой сцены вынести мученья.

Так петь! Что пересилить чью-то боль

И стать кому-то вечным наважденьем.

Так петь! И ничего не заслужить -

Ни передышки, ни чуть-чуть покоя.

И нечто неземное пережить,

А также одолеть и всё земное.

И даже оставаясь на мели,

Не обмануть сердца людей ни разу.

Так петь! Чтобы поднять меня с земли

И подарить мне небеса в алмазах.

На тёмной карте звёздного пути

Оставить голос — дар и наказанье.

Так петь! И не исчезнуть, не уйти,

Не умереть по своему желанью…

* * *

Так нельзя. Провожать, провожать,

Провожать Вас на людных вокзалах…

Так нельзя. И безумно устала

Роза в Ваших руках умиралть .

Чёрной точкой мелькнёт самолёт.

Чёрным цветом окрасится утро.

Кружит хлопьями чёрная пудра.

Вашим голосом сердце поёт.

Так нельзя. Города, города…

В каждом — солнце, согретое Вами.

Вы их всех назовёте друзьями,

А потом — в холода, в холода…

Вы уходите — в тысячный раз

Под воздушные аплодисменты.

Но разлука сильнее концертов,

Беспощаднее Ваших же глаз.

Да, я знаю, как будет потом:

Одиночество, ужас финала…

И придётся учиться сначала

Улыбаться и спать крепким сном.

Так нельзя. Вечной сказке не быть.

Всё чернее без Вас, всё темнее…

Я не знаю от Вас панацеи…

Почему мне так хочется жить?

* * *

Вы берёте высоту

через силу.

Вам сегодня это так

сложно.

Вьюга белая опять

взвыла…

Вам нельзя. А вьюге той

можно.

Что с того, что мы всегда

с Вами?

Вам едва ли от того

легче.

Вы хотите только к ней -

к маме,

Но дорога та ведёт

в вечность.

И от этого Вам так

люто!..

Время страшно набрало

скорость.

Красным больше не

цветёт рута,

И в глазах у Вас теперь

пропасть.

Я смотрела Вам в глаза -

долго:

Пропасть. Боже мой,

да какая!

И за Вас в молитве шла

к Богу -

Он поможет. Я Его

знаю.

Только будьте! Всем назло

судьям:

Днём — как солнце, как звезда -

ночью.

Потому что Вы нужны

людям.

Потому что я прошу.

Очень.

Потому что так всегда

было -

К Вам идут, как ходят лишь

в храмы…

Вы берёте высоту

через силу,

Потому, что рядом нет

мамы?..

* * *

Мне говорят, что Вы — простая,

Как солнце, как зимою снег.

Как все. Такая же земная.

Обычный, в общем, человек.

Вам можно плакаться в жилетку

И у машины задержать,

Чтоб как с какой-нибудь соседкой

За-панибратски поболтать.

О чём угодно: о корове,

О песнях, про бетон и сад,

И оборвать на полуслове

Вас тоже можно, говорят.

И можно напроситься с Вами

И в самолёт, и на банкет.

Самих себя назвать друзьями -

Конечно, почему бы нет?

И всем по нраву Вы такая -

Своя, без разных там затей.

Мне говорят, что Вы — простая,

Как все. Как каждый из людей.

* * *

А я Вас называла сложной…

Загадкой, что не разгадать…

И знала: это невозможно -

Вас где-то в чём-то предсказать.

А я постичь Вас и не смела,

Хотя могла бы: по глазам.

Но не хотела, не хотела:

Ведь Вы принадлежите Вам.

А я учила Вас годами -

От песен до прищура глаз.

И, до сих пор идя за Вами,

Я всё равно не знаю Вас.

Но я Вас видела великой -

На сцене. В звёздах и цветах.

Я помню лица. Слёзы. Крики.

И взмах руки — один лишь взмах:

И зал немел… Жуть неземная.

И замер даже звёздный снег…

Побойтесь Бога, кто — простая?

Ну кто «обычный человек»?

Ещё я знала Вас печальной,

С тоской отчаянной в глазах.

И вместе с Вами так реально

Грустило солнце в небесах.

И дождь метался, нарастая,

Когда Вам не хватало слёз…

И кто сказал, что Вы — простая,

Наверно, сам был слишком прост.

А я привыкла к сильным чарам

И к магии бездонных глаз,

К необъясняемым кошмарам

И чудесам «во имя Вас».

Я так привыкла к Вашей власти,

К гипнозу звёздной красоты!…

К паранормальным видам счастья…

Прошу, не надо простоты!

Вас знают истинно народной,

И каждый видит в Вас своё…

Кажитесь всем какой угодно,

Но мне… Оставьте мне — моё.

Зовите за собой, бросайте

И приходите в вещих снах.

Но я прошу Вас: не меняйтесь

В моих глазах — в своих глазах…


* * *

Эта осень опять не щадила :

Принесла за дождями снег. . . .

А в глазах Ее столько силы,

Что не вынесет человек.

А в глазах Ее столько печали

И мучительной красоты -

Так мерцают кристаллы в бокале ,

Так венчает роса цветы.

Так свеча оттеняет рубины

И колдует с небес звезда . . .

А за темным стеклом лимузина

Вдруг послышалось : «Жанна?» «Да»

И из кожано-бархатной ниши

Подняла на меня глаза . Нет .

Она -не с Земли , это — свыше .

На Земле быть такой нельзя .

И смотрела в глаза не мигая ,

Сквозь меня , сквозь свои года. . .

Так «Титаник» смотрел, погибая,

Погружавшийся в никуда.

. . . Эта осень опять не щадила .

На ресницы мне падал снег.

А в глазах у Нее столько силы !. .

Я, наверно, не человек.

Мягко тронулась с места машина,

Оставляя меня одну.

На снегу — лишь следы лимузина,

Как ворота в Ее страну.

* * *

Снеговые тучи солнце спрятали -

Серый день из вековых глубин .

Вот она, судьба моя проклятая -

Провожать ваш черный лимузин .

И увидеть Вас, печально-звездную,

Убеждаясь вновь, что Вы — шедевр . . .

И сказать Вам что-то несерьезное -

О стихах об этих например.

Карий взгляд из-под ресниц, как молния ,-

Сотню раз случавшийся сюжет . Вы сказали :

«Я тебя запомнила !» -

А я рядом с Вами десять лет . . .

/г. Пермь , аэропорт, 22.10.98/

* * *

Ничего не случилось .

Не надо Слезы смахивать в груды листвы.

Это — осень, пора листопада,

Это просто . . . уехали Вы .

До чего же красиво и жутко

Шел Ваш черный, как жук, лимузин .

Где начнете Вы новые сутки ?

Сколько роз впереди? Сколько льдин ?

… И у солнца не стало вдруг света,

А у неба — его синевы .

Ничего не случилось с планетой -

Это просто уехали Вы.

Кто придумал такую разлуку ?

Пусть не Вы — кто-то ,

Вам же под статъ .

Но. . . другого на адскую муку

Вы посмели б вот так же послать ?

Все в порядке . Ну все же в порядке !

Но — один поворот головы,

И рука на стекле без перчатки . . .

Ах, не просто уехали Вы !

Одиночество лютого цвета

И расколотый вами покой -

Вы оставили мне только это ,

Остальное забрали с собой .

То ли сердце так громко забилось ,

То ли грохнуло там, в грозовых . . .

На Земле ничего не случилось -

Это просто уехали Вы.

* * *

В машине звучала кассета,

И пела певица .Не Вы .

А я возвращалась с концерта,

Счастливая, полу-вживых.

Вы были прекрасны — на сцене,

И трижды красивы — потом. . .

А небо — цвет юной сирени -

Сейчас разрыдалось дождем.

Я ехала в черной машине,

Попавшейся мне на пути,

И медленно схватывал иней

Непрошеных слез конфетти.

А там, впереди , чьи-то фары,

В лицо — ослепительный свет . . .

«Так «пушки » светили в Ротару

Подумалось в этот момент.

Машину швырнуло налево,

Отчаяньем сердце пронзя . . .

Так было, когда Королева

Смотрела мне прямо в глаза.

Визжат тормоза. Но я знаю,

Что это ликует народ,

Певицу «на бис» вызывая . . .

И снова крутой поворот .

Да что это ? Воют сирены.

И в звездах не небо — земля .

Так с Ней я стояла на сцене . . .

А руки не держат руля …*

И в самом красивом фрагменте

Взлетела душа в синеву…

Я так умерла на концерте,

И жаль, что не так — наяву.

ЧУЖАЯ

Коричневая кожаная сумка

Через плечо заброшена привычно .

«Я уезжаю.» — натянулась в струнку.

«И скатертью дорога !» — безразлично .

Не так. Не так уехать ей хотелось,

Но улыбнулась, снова всех прощая .

«Езжай ! Ты у Нее совсем пригрелась,

А здесь, для нас ты будто бы чужая . «

Она не опустила в пол ресницы.

Чужая ? Пусть . Они не понимают :

Чужая — здесь , но там, у той Певицы,

Чужих людей , их просто не бывает .

Единственная в мире драгоценность -

Ее печаль и солнце в каждой песне .

А в карем взгляде — легкая надменность

И все бесстыдство черных мракобесии .

. .. По сцене колесит прожектор юркий

И тает от улыбки земляничной . . .

В ресницах — хмель . Хрустальная фигурка.

И полмашины роз, живых, античных.

Пусть черной «Чайкой» будет счастье сбито -

Потом, когда окончится фиеста.

Пусть чья-то жизнь взорвется динамитом -

Она уедет не меняя места.

Она уедет, нежная, как пламя,

И бессердечная — сама разлука .

Она уедет с чьими-то цветами,

С игрушкой для единственного внука . . .

Но встретит серых будней вереницу

Девчонка с настроеньем новогодним

И будет верить в эту небылицу:

«Я Ей нужна, хотя бы на сегодня …»

Девчонка вышла в дождь, в нем растворившись ,

Одну лишь мысль упрямо отгоняя :

Ты для Нее, хоть сто чудес свершивши ,

На самом деле все-таки чужая …

* * *

Льдом и золотом розы мерцают в руках.

Ваши розы . Держу и молчу .

К Вам на сцену идти в безутешных слезах

Не хочу. Не хочу ! Не хочу …

Эти слезы случайно в ресницах нашлись –

Просто жжет ослепительный свет …

Боже мой , ну откуда вы только взялись ?

Принесли столько счастья и бед …

Вы – творенье из красок , любви и огня –

Улыбаясь таинственно в тьму ,

Мимо маленькой девочки , мимо меня

Почему не прошли , почему ?

Но в глазах Ваших смелость . Так требуют львы.

Так звезда говорит со звездой .

Никому не доверили девочку Вы

И растили своею рукой .

И взрастили . На солнце и горьких слезах .

Вам видней , чем пленяют сердца….

Вы стоите сейчас в разноцветных огнях ,

Чудный подлинник Бога-творца:

Совершенна , красива , немного строга ,

Сколько магии в Вашем цветке !

… А до Вас , как до смерти , четыре шага ,

И как крест – поцелуй на щеке ….

* * *

/ «Монолог Певицы » /

Прошу, утихомирьте этот зал !

Овации, как шторм в двенадцать баллов.

Я слишком сильно раскружила бал,

Но сил своих чуть-чуть не рассчитала.

Певица. Королева. Леди-страсть .

Бессмертие из душ людских сплетая . . .

Но кто бы знал , как я хочу упасть -

Куда угодно : в звезды, в степь . . .

- Я знаю.

Никто не знает этой высоты

И зависти врагов, внизу стоящих.

Когда-то я хотела все цветы

И в с е х побед. И ваших глаз молящих.

Сегодня мой черед пришел просить :

Уймите время ! Я не успеваю . . .

Сегодня я готова заплатить.

Как я готова ! Кто бы знал . . .

- Я знаю.

Мне рано уходить. Я не должна.

Я не могу оставить эту сцену !

Ведь я — такая — на Земле одна,

И даже Бог мне не найдет замену.

И мне себя уже не отрезвить :

Ведь эта слава, вся до дна хмельная . . .

Я не сумею жить без слов любви ,

Я не смогу без зрителей !. .

-Язнаю.

Я не успела в столько важных мест !

Мне рано даже думать об итогах !

Пусть звезды чертят свой фатальный крест

Но не на мне, не на моих дорогах !

Да, я сейчас устала петь и жить -

Жить , самых дорогих людей теряя .

Ну сколько я могу еще платить ?

Как я устала, Господи !..

-Я знаю.

Прошу , утихомирьте этот зал !

Нет , подождите … Пусть … Двенадцать баллов…

Пусть что угодно – только не финал .

Я не устала . Нет … Я – не устала …

* * *
/Монолог Певицы/

Никуда не уйти от этого -
От себя самой не уйдешь.
Сколько много еще не спетого,
И всего — не перепоешь.

Сколько сплетен еще не собрано
И не выплеснуто в статьи.
Сколько я не сказала доброго
Тем , кто просто уже «мои» .

Сколько бьется еще — неведомо -
Не встревоженный мной сердец.
Что-то кончено. Что-то предано.
Что-то выстрадано вконец .

Никуда не уйти . А надо ли ?
Стала памятником себн .
Звезды в небе мне напечатали
Свой эпиграф к моей судьбе .

Эти звезды — непостижимые .
Я сегодня — одна из них .
А для Бога мы все — единые ,
Он бывает и тих , и лих .

Все закончится — что останется ?
Пепел от … моего огня .
Может , кто-то тогда раскается ,
Что так сильно любил меня ….

СЦЕНА ОБЕТОВАННАЯ

Закончен бал, Утих оваций гул .

Я проживала это не однажды.

Но вот меня как будто кто толкнул,

И мне вдруг почему-то стало страшно .

Все бросились за Вами , за Звездой,

А я одна в пустом осталась зале .

И Сцена показалась мне землей -

Землею , полной пепла и развалин .

Сожженный воздух мертв и нелюдим ,

Как будто здесь вершилась Божья кара.

И медленно тянулся серый дым -

Свидетель полыхавшего пожара.

Все потонуло в траурной золе . . .

Я знаю жизнь, ее любые крены,

Но нет страшнее места на Земле ,

Чем угли от обетованной Сцены.

И Ваши розы — несколько стеблей -

Так и остались здесь на поле боя,

Когда горело все : сердца людей,

Улыбки , чары, солнце неземное .

Горело все .. . И яркий фейерверк,

Как сумасшедший, бил фонтаном звездным .

Но Вы ушли . И этот свет померк,

И Королевство сделалось бесхозным .

. . . А Сцена пела с Вами в унисон ,

Жила, любила. . . Боже , как любила !

Вы унесли с собою микрофон,

И Сцена омертвев, глаза закрыла.

Не уходите . Как звезда во мгле . . .

Не уходите ! Пусть все в мире тленно,

Но нет страшнее места на Земле,

Чем тишина обетованной Сцены.

* * *

Говорят, я несу грехи

За прабабкино поколение.

И пишу не свои стихи,

А с чьего-то соизволения .

И за это где-то е аду

Приготовят мне сковородку

Усмехнется он : «За Звезду !» -

Мефистофель с отрой бородкой .

И жила-то я не Бог весть ,

Но любила . . Рабою ставши .

Если Вы этот грех и есть -

Я- счастливейшая из падших.

***

Ночной аэропорт . А в небе — свет

Одной звезды, холодной и манящей .

Мне до Парижа. Да, один билет .

Пожалуйста, в салоне для курящих.

Все решено . И вкрадчивая грусть

Летит со мной транзитным пассажиром .

И там, где наконец-то я очнусь ,

ЕЁ глаза не будут править миром .

Я больше не увижу их нигде -

Глаза Звезды, наполненные властью ,

Глаза, приведшие меня к беде,

Глаза, дарившие мне столько счастья !

Мне надо улететь : как от огня

Летит ночная бабочка, и бьется …

И странно так, что яростней меня

Никто от этой Женщины не рвется .

В Париже — день как день и ночь как ночь,

Там мой покой Она не потревожит .

В Париже у меня родится дочь,

Которую я назову … О Боже . . .

Неужто так земной ничтожен шар,

Что мне нигде , совсем нигде не скрыться ? . . .

А у Нее гастроли : Краснодар,

Урал, Сибирь . . . Любимая певица !

И Ей опять подарят все цветы,

Но в них не будет моего букета.

А власть Ее бездонной красоты

Разбудит сердце нового поэта. . .

Я уезжаю . Боже, что за роль !

Она такие сотни раз играла.

. . . Мой самолет садится в «Шарль де Голль»??

Спасибо, я и так вообще-то знала.

Меня там ждут — как я Ее ждала,

И любят так, как я Ее любила.

И с грохотом обрушится скала

Прекрасного до боли слова «Было …»

Обрушится . . . И что я без Нее ?

Стопа стихов, сожженная в камине .

Я Ей и сердце отдала свое,

Чтобы оно не билось на чужбине .

Со мной остались слезы — Божий дар -

И залили свечу на небосклоне .

. . . мне до Парижа. То есть в Краснодар . . .

Да все равно теперь , в каком салоне . . .

* * *

Сказали : «Любовь — неземная «,

А что это ? Как разобраться ?

На день или два прилетая -

На тысячу лет расстаться .

И смахивать горькие слезы,

Когда самолет Ваш на взлете .

Любовь наша — желтые розы,

Но Вы их… Всегда раздаете .

Нужна ли Вам преданность эта ?

А может быть стали обузой

Глаза, что отчаянней нету. . .

Глаза, непосильнее груза. . .

Но смотрит за Вами из мрака

Любовь — вне корысти и целей .

Она бы могла стать собакой,

Но .. . Вы бы ее — пригрели ?

Звездою Вам смотрит в окошко .

Свечой тихо плачет и тает .

А может — как черная кошка,

Дорогу Вам перебегает.

Наградой ли, карой небесной

Мы все-таки есть. Мы посмели .

А это могло бы стать песней ,

Но . . . Вы бы ее — не спели . . .

* * *

Пришла печаль , дождливая подружка,

Легко ко мне спустилась с небосвода.

Я обниму любимую игрушку -

В душе опять нелетная погода.

Куда бы скрыться мне ? И как согреться ?

Как хорошо тебе, пушистый львенок:

Ты лишь игрушка, ты совсем без сердца,

Тебя не тронет голос из колонок.

А я под этот голос погибаю. . .

И тихо плачу. Ты так не умеешь .

Как тяжело, когда душа — живая,

Ее не укротишь и не развеешь.

Ты без души. Тебе легко и просто .

Ты предан мне . Ведь я тебя купила. . . .

А у Нее в глазах такие звезды !

И я пошла за ней . Я все забыла.

И десять лет , как пара дней промчались .

Я рядом с Ней сумела отогреться .

Но поздно поняла : мы зря стучались

В Ее необитаемое сердце .

Она не покупала нас. Мы — сами .

Сердца и души Ей одной дарили .

Она — Звезда с печальными глазами . . .

Мы тоже эту грусть не погасили .

Сегодня я сижу на пепелище .

А рядом — лишь мое десятилетье .

Я не ищу. Меня никто не ищет .

Я- без Нее . Я-на другой планете .

Ты знаешь , львенок, все безумно сложно !

Опять ты видишь мокрую подушку…

К ногам любви все положить возможно -

Тебя , игрушку, и меня — игрушку . . .


* * *

Хоть бы кто-нибудь позвонил

И сказал мне , что скоро концерты .

Сколько лет ушло , сколько сил

На безумные эти моменты !

Хоть бы кто-нибудь рассказал,

Как Вы были прекрасны на сцене ,

Чтобы я понеслась на вокзал -

Чтобы снова — до грехопадений .

Хоть бы кто-нибудь мне донес,

Что , к примеру, Вы в нервах, и злая

Что Вам вынесли тысячу роз . . .

Что уволили с первого мая . . .

Расскажите мне ! Что-нибудь !

Тишина — нет страшней камертона.

Пусть уйдет эта тишь, эта жуть ,

Только пусть не молчат телефоны !

Тишина. Слышу грохот минут .

Ржавый скрежет петель — это сердце .

Пусть хоть звезды мне с неба споют -

Мне без Вас просто некуда деться .

Тишина. Белый снег февраля

В траур кутает дальние дали .

До чего же пустеет Земля,

Если Вы хоть на сутки пропали !

АГОНИЯ

/себе. . . /

Агония длилась пятнадцать минут .

Пятнадцать мучительных вечностей.

И в саване Дама была тут как тут,

С жутким лицом бесконечности .

Оно подвело — неожиданно , вдруг -

Девчоночье сердце хрустальное . . .

Пусть так. Но пока не закончился круг,

Вспомнить бы что-то реальное .

Холодные руки . В огне голова .

Сомкнулись ресницы соленые . . .

. . .Вот первый концерт. Ни жива, ни мертва,

Улыбкой Ее ослепленная.

Вот зимняя Ялта — десятки страниц . . . .

Такой Ее знают немногие :

Звезда на балконе, с решеткой яиц . . .

Да по-профессорски строгая.

На сцене Она — Королева стихий ,

Бог знает что с залом творящая .

А после : «Спасибо тебе за стихи !

В них — вся моя жизнь . Настоящая . «

. . . Картинки . В тумане . Одна за одной .

Еще хоть чуть-чуть поработайте . . .

«Не трогайте девочек. Это — со мной .

Они — мои дети . Не трогайте. «

И следом — виденье, как вспышка огня :

Прижала к себе на прощание Девчонок.

И так, словно тайну храня ,

Печально стояла, в молчании . . .

Агония длилась . Последний дебют

Так рано сыграть я не чаяла. . .

Агония длилась пятнадцать минут ,

Но вдруг отступила, растаяла.

И теплые в жизнь проникали лучи . . .

Но только ударила молния :

Ну как же так вышло, что в этой ночи

Сердце о Ней только помнило ?

В последних мгновеньях — ни мать, ни отец

Ни детство, ни шалости взрослые,

Ни гордость побед, ни любовь , наконец , -

Только счастливое, звездное. ..

Слезы -ресницам , и шепот — губам :

«Нет, не поймут и психологи . . .

Как же , выходит, Вы дороги нам !

Как непростительно дороги…»

***

Я не знаю , сколько нам осталось .

Может быть , пока горит свеча . . .

Может , это мне предназначалось -

За Нее молиться по ночам ?

Звездную, чужую .неземную ,

С хрупкими осколками души ,

Если я люблю Ее такую -Господи ,

Ты только не взыщи !

Ты нам наши судьбы назначаешь -

Бог. Не гороскоп и не луна.

Только Ты, Всевышний, это знаешь -

Почему же именно Она ? . ..

Не другая . Не другой . Не кто-то .

А Она — Звезда в моей ночи . . .

Для чего Ей я ? Какого черта ?

Господи , Ты только не молчи !

Почему другие так не могут -

За Звездою из последних сил ?

У меня же все не слава Богу. . .

Потому что их Ты пощадил . . .

Я не знаю , сколько нам осталось .

Но молю , живя в Ее тени :

Так или не так Тебе мечталосъ -

Господи , Ты только сохрани . . .

Бурмистенко Жанель

0
Рубрики портала
Архив новостей
В вашу коллекцию

Новый сборник песен
"Я не оглянусь" (CD)

Художественный фильм
"Душа" (DVD)

CPU